?

Log in

No account? Create an account
- Слушай, Петр,  – сказал Игорь Валерьевич Коломойский, своему старому другу-врагу, а ныне президенту европейской державы – ты же прекрасно понимаешь, что Президентом тебе не бывать при таких выборах, даже если запустить сто кандидатов. Ты проиграешь Юле враз.

- Да, конечно, знаю, - отвечал Петр, закусывая очередной стопарик сальцом. – И что делать - ума не приложу, – поддержка шесть процентов. Может, максимум восемь наберу и еще пять подкручу.

- Это понятно, Юля хорошо контролирует избиркомы, особенно в центре.

- Да, получится, что только на западе и «на фронте» можно будет пидмалюваты. – Петр Алексеевич смачно вставил последнее словцо на державной мове, которую терпеть не мог, потому как в быту и дома её «не вживав», да и украинцем никаким он не был – обычный выкрест, не понимавшим в православии ровно ничего.

- Да, Петр, - промолвил Игорь, наливая в рюмочку коньяка «Десна» ( просто потому что дешевый, а он берег каждый цент).- Только я тебе могу помочь. Только благодаря моему участию,  ты сможешь в ожесточенной борьбе во втором туре вырвать победу. И никто даже не усомнится в этой победе.

- Москва может сказануть, что не признает выборы, - скороговоркой произнес Петр.

- Да наплевать. Их мнение мало кого волнует. Признают в Штатах – признают везде.

- И как же, Игорь, ты можешь мне помочь? – с нескрываемым любопытством произнес Петр.

- Программой «Спойлер».

- Это как?

- А так. Запустим в предвыборную гонку человечка, который отодвинет Юлю и вытащит тебя во второй тур.

- И что это за политик такой, который Юльку-то победит?

- А мы не с политиков. Кому они, к черту, нужны. Рожи их всем приелись. Мы сделаем шоу – выпустим настоящего артиста, который будет создавать постоянный интерес к выборам.

- Это кто же у нас такой кандидат?

- Есть такой у меня человечек, - таинственно произнес Игорь Валерьевич. Человек, знакомый всей стране, уже не раз в своих шоу накладывал на себя личину Президента по фамилии Голобородко..

- Зеленский, что-ли!?

- Догадлив. Теперь-то представляешь, как всё красиво получится! Народ за него будет голосовать как за своего придурковатого шурина, любящего рассказывать анекдоты. Что ты, что Юля, народу опротивели и на участки, при таком раскладе припрутся одни сумасшедшие и бабки. А тут – Артист! Весело, задорно, с юмором. Дебаты на стадионах устраивать будем! Пусть после такой предвыборной борьбы посмеют сказать в Москве, что выборы нечестные. Да их на смех поднимут.

- Это точно. Но как к этому отнесутся в Штатах?- задумчиво спросил президент великой европейской державы протоукров.

- Да они будут только ЗА. Смотри: ожесточенная борьба была – да. Демократия победила, мало того – демократия стала неотъемлемой частью украинского менталитета, так как во второй тур прошел обычный человек. Ты для них – прекрасный Президент: русским создаешь массу проблем, базу НАТО в Измаиле, который Суворов штурмом брал, строишь, права ЛГБТ уважаешь и развиваешь. В общем, как говорят в Вашингтоне «наш сукин сын».  В общем, с результатом 51,8% победишь и никто не усомнится.

- А, тебе зачем это надо, Игорь?

- Вот об этом мы поговорим в следующий раз. А сейчас – по рюмашке. За успех нашего предприятия!
Какие ужасы происходили в немецких лагерях на территории Курской области в годы оккупации - в материале «АиФ-Черноземье».

В годы оккупации немцы создали множество лагерей для военнопленных. Здесь были убиты и замучены тысячи  людей. Среди  узников часто оказывалось и мирное население — дети, женщины.

«Заключённые раздеты и разуты»

В ноябре 1941 года гитлеровцы объявили все мужское население Курска военнопленными. Людей разместили в лагерях, организованных в районе Дальних парков, в трамвайном парке, на шпагатной фабрике, в помещении кинотеатра имени Щепкина, в ряде пустующих домов на улицах Советской, Интернациональной и в других местах. По данным на 30 ноября 1941 года, в Курске содержалось около 15 тысяч узников, 20 января 1942 года — до 10 тысяч человек. Заключённые в большинстве своём были раздеты и разуты. Шапки и верхнюю тёплую одежду у них отнимали немцы. Тела умерших неделями не убирались из бараков.

«Никакого питания в лагере (в районе Дальних парков) не выдаётся. Заключённые питаются только тем, что передают родственники», — указывалось в докладной записке УНКВД по Курской области обкому партии от 12 ноября 1941 года.

В разведсводке от 13 февраля 1942 года сообщалось, что в городе Курске в лагерях военнопленных (бараки военсклада № 311 и шпагатной фабрики) содержалось много заключённых, в основном мирного мужского населения.

«Заключённые полураздеты, бараки не отапливаются, питают заключённых похлёбкой из картофельной шелухи и мясом павшего скота. В лагере большая смертность».

Read more...Collapse )

http://www.chr.aif.ru/society/history/tela_ne_ubirali_nedelyami_kak_nemcy_obrashchalis_s_plennymi_kurskih_lagerey


Популяризация «свободной любви», распад института семьи, распространение абортов, поощрение однополых связей и операций по смене пола. Все эти меры призваны достичь одного – ограничить количество «лишних ртов».

Мир быстро и стремительно меняется. На наших глазах происходит цифровая революция: внедряется блокчейн, развивается искусственный интеллект, общепризнанной тенденцией стала роботизация.

Что это означает? Это означает, что в скором времени чувство невостребованности и ненужности будет посещать всё большее число людей всё чаще, а вот обратное (востребованности, незаменимости и собственной значимости) редко – и оттого сильно радовать.

Конечно, это не касается межличностных отношений и главного чувства, которое дано испытывать человеку – любви. Но это вполне применимо к способности человека обеспечивать себя «хлебом насущным» (Мф. 6:11): В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят (Быт. 3:19).

Эта библейская истина приобретет новый оттенок и новое значение: возможность заработать свой хлеб в поте лица также станет привилегией. Как для согнанных со своих земель английских пауперов во времена огораживаний XVI–XVIII веков; как для американских рабочих во времена Великой депрессии 1929–1933 годов, смотрящих на нас с фотографий тех лет с табличками «Will work for food» – «Готов работать за еду». От этого состояния люди успели отвыкнуть.

Конечно, как показывают даже эти два примера, такое в истории человечества уже было. И человечество это пережило, смогло приспособиться и значительно выросло с тех пор. Приспособится и в этот раз, но приспособится человечество в целом. Приспособится ли конкретный человек – открытый для него вопрос.

Если пристальнее посмотреть вглубь веков, то удивляться, действительно, особо нечему. Такое положение вещей характерно для большей части человеческой истории. Другое дело, что мы отделены от той эпохи примерно 250 годами (десять поколений), когда мир развивался в несколько иных условиях.

В России в силу национальной специфики (в период зарождения в Северной Европе капитализма в нашей стране сохранялось крепостное право) мы и вовсе не переживали такое явление, как «пауперизация». Наша история не была идиллической: ни крепостная деревня, ни военные поселения графа Аракчеева не были похожи на картины из «Буколиков» Вергилия, но такого зла, как пауперизация, в России всё же не было никогда.

На рубеже XVIII и XIX веков англиканский священник Томас Мальтус предложил ставшую знаменитой теорию, в честь него именуемую «мальтузианством». Суть ее в следующем: поскольку неконтролируемый рост населения приведет к голоду, только жесткий контроль рождаемости обеспечит выживание.

Мир, окружавший Мальтуса, хорошо известен русскому читателю по романам Чарльза Диккенса о Дэвиде Копперфильде и Оливере Твисте: бездомные разорившиеся крестьяне, нищие и попрошайки, которых сгоняют в работные дома (они продолжали существовать в Великобритании до 1948 года, а в Ирландии – до 1996 года), где они погибают в условиях мизерных подачек за их дармовой труд. Люди оказались лишними на празднике жизни, открытом новой капиталистической эпохой: с машинным трудом и возможностью экономически эффективного использования полей для выгула овец вместо выращивания зерна на прокорм «лишних ртов» – голодающих крестьян.

Впоследствии теорию Мальтуса сочли «неполиткорректной», стало хорошим тоном считать ее целиком ошибочной. Но если что-то не нравится (даже «общественному мнению»), это еще не означает, что это что-то неверно!

Но если Мальтус был прав, откуда стремительный рост населения Земли (в семь раз с момента смерти Мальтуса) не привел к обещанному голоду? Ответ прост: изменились посылки, из которых Мальтус исходил.

Он жил на рубеже перехода европейской цивилизации от традиционного аграрного общества к индустриальному через промышленную революцию. Научно-технический прогресс привел к тому, что человеческий труд стал производительнее, чем прежде. Причем производительнее настолько, что с лихвой компенсировал рост населения. Паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, электричество, полупроводники и, наконец, цифровые технологии постепенно, шаг за шагом, но возрастающими темпами меняли мир.

Сравните сами: по данным, которые приводит американский экономист Грейсон Джексон, в период 1500–1700 годов уровень роста доходов на душу населения в Великобритании составил всего 0,1% в год. На протяжении XVIII века он возрастает до 0,4% в год. К 1800 году британцы зарабатывают 237 фунтов стерлингов в год, а к 1900 году – 3234 фунта стерлингов (темп роста – 2,6%). Правда, за XX век, по сравнению с XIX, темп снизился – он уже 1,7%.

Статистика подтверждает стороннее наблюдение: рост населения стал превышать рост производительности труда.

Мир после временной вспышки промышленной революции вновь возвращается в привычное состояние ограничений, действующих в «мальтузианской экономике». Это происходит потому, что затраты на труд в ведущих экономиках мира стали неоправданно высокими, а рост экономического благосостояния стал меньше зависеть от количества трудозатрат, всё больше будучи завязанным на рост эффективности использования капитала.

До Мальтуса мир жил в условиях, когда каждый новый лишний рот означал дополнительное уменьшение доли других, уже живущих (жующих и проглатывающих) ртов в общем пироге. Изменить это могло только расширение количества обрабатываемых земель, сильные войны и эпидемии (сокращавшие количество ртов).

Неслучайно, что единственная вспышка существенного роста уровня жизни в Западной Европе в Средневековье наблюдалась в XIV веке на фоне крупнейшей эпидемии бубонной чумы, унесшей за непродолжительный период 1346–1353 годов жизни четверти населения континента.

Как только эффект от эпидемии «черной смерти» сошел на нет, в Старом Свете стало тесно, и европейцы начали выстраивать свои колониальные империи, покоряя Новый Свет, открытый в 1492 году, а также занимаясь изъятием ценностей Африки и Азии.

Эта стадия колониализма характеризуется массовым отъездом в американские колонии из Европы «лишнего» населения. Появляются предки современных американцев, канадцев и креолов Латинской Америки.

Таким образом, в эпоху классического капитализма (в Западной Европе и Северной Америке – с начала XIX века по 1920-е годы), пришедшего на смену эре мальтузианских ограничений, каждый новый человек означал уже увеличение общего пирога, ибо его труд приносил больше, чем отнимал, поэтому наблюдались и рост населения, и рост экономики, и рост уровня жизни.

Обратите внимание, как отличаются друг от друга эпохи!

Докапиталистический колониализм – это политика истребления местного населения, чтобы освободить жизненное пространство для своих – для европейских колонистов.

Эта политика проявляется, например, в освоении испанцами Вест-Индии и Мексики и англичанами (впоследствии – американцами) Северной Америки.

Но стоит распространиться капитализму, и тенденция меняется: упор делается на необходимость сохранить и использовать рабочие руки местного населения. Классический пример – возникновение работорговли из Африки с целью использования рабского труда на плантациях южных штатов США, Вест-Индии и Бразилии.

По этой же причине Америка, колонизация которой началась в докапиталистическую эпоху, оказалась заселена в основном потомками европейских колонистов (и привезенных ими впоследствии африканских рабов), а вот заселение Африки европейцами, начатое в разгар капиталистической эпохи – после Берлинской конференции 1885 года – так и не состоялось.

Сейчас сохранение темпов роста населения вновь означает сокращение возможностей для потребления.

Ранее корпорации выносили производства из развитых стран с дорогими рабочими руками в бедные страны Восточной и Юго-Восточной Азии. Но по мере роста стоимости труда в Китае и сопредельных странах производства стали возвращаться в развитые страны Запада. Правда, в автоматизированном и роботизированном виде, не предполагающем создания эквивалентного количества рабочих мест.

Объявленная Дональдом Трампом в этой связи политика «новых рабочих мест» может вполне оказаться успешной для США – для этого созрели объективные экономические предпосылки. Но пострадают, в свою очередь, перенаселенные азиатские страны.

Наблюдаемые тенденции приводят к кризису системы «социальной рыночной экономики». Эта концепция создавалась германскими канцлерами Конрадом Адэнауэром и Людвигом Эрхардом на фоне последствий Великой депрессии и Второй мировой войны с целью построить общество, наиболее удобное для «среднего класса» (как стали «политкорректно» именовать после Второй мировой войны мещанство и интегрированный в его среду квалифицированный слой пролетариата). В то же время именно их труд теперь оказался в зоне повышенного риска на фоне «четвертой промышленной революции».

Какова же была общественная реакция на происходящие экономические процессы?

Естественная реакция в таких условиях – контроль рождаемости: сокращение числа «лишних ртов». Для европейской цивилизации это привычная мера. В 1965 году британский экономист Джон Хайнал выдвинул гипотезу существования так называемой линии Хайнала, условно соединяющей российский Санкт-Петербург и итальянский Триест.

Как полагал Хайнал (и его правоту подтверждают многочисленные более поздние исследования), для населения к западу от этой линии был характерен контроль рождаемости через снижение доли когда-либо рожавших женщин и «искусственное повышение детской смертности» (проще говоря – аборты и инфантицид) в целях контроля уровня жизни в условиях ограничений «мальтузианской экономики». К востоку от линии высокая рождаемость не сдерживалась, но компенсировалась высокой естественной детской смертностью в силу более низкого качества здравоохранения.

Можно сравнить данные статистики Российской и Германской империй на конец XIX – начало XX веков. В России – около 27% детей погибало в возрасте до одного года, в Германии – около 20%. Для обеих стран были характерны значительные территориальные различия. Например, в западных и северо-западных губерниях России (современные прибалтийские страны и Белоруссия) – 16%, а в Пермской губернии – свыше 32%. В Германии от 13% в прусской провинции Гессен-Нассау до почти 25% в Саксонии. То есть вывод Хайнала о росте детской смертности с запада на восток в целом подтверждается.

Сегодня мы также наблюдаем сокращающуюся рождаемость в рамках европейской цивилизации, компенсируемую повышенной рождаемостью в семьях иммигрантов из стран Азии и Африки.

Вновь возникает и свойственная европейцам привычка компенсировать снижение уровня часового дохода увеличением количества отработанных часов. Параллельно возникают предпосылки для распространения протестантской (еще точнее – кальвинистской) этики, как показывают в своих исследованиях израильский экономист Джоэль Мокир и его швейцарский коллега Ганс-Иоахим Фот. Именно это стало когда-то, по хрестоматийному мнению немецкого ученого Макса Вебера, толчком для зарождения в протестантских странах Северной Европы капитализма. Только сейчас эта этика лишается остатков христианской любви, наполняясь ницшеанскими смыслами.

Что мы видим сегодня? Популяризация «свободной любви», распад института семьи, поощрение однополых связей и операций по смене пола и, наконец, повсеместное узаконивание абортов и формирование отношения к ним как к оправданной и приемлемой модели поведения. Все эти меры призваны достичь одного – ограничить количество «лишних ртов»: при таких моделях поведения дети не рождаются.

Первые толчки к общественному одобрению этих явлений наблюдаются уже в 1920-е годы, а с 1960-х годов такое поведение становится массовым. Полагаю, отнюдь не случайно так называемая сексуальная революция совпадает по времени с периодом, когда западный мир стал входить в состояние «новых мальтузианских ограничений».

Эти ограничения будут нарастать. Нужно понять и принять как данность одно утверждение, в которое сложно поверить на бытовом уровне – значение труда, точно так же как и любого другого ресурса, может снижаться. И в нашу историческую эпоху это объективно происходит.

Если в XIX веке машины делали то, что человеку было не под силу, то в XXI веке человек будет делать только то, что не под силу роботам.

Многие ли люди на это способны?

Пока на улицах Москвы стало больше курьеров, а в московских конторах – меньше служащих: люди вынуждены массово делать менее квалифицированную и менее интеллектуальную работу, где использовать роботов не эффективно.

Не сомневаюсь, что в ближайшее время нас ждут существенные перемены в мире, направленные на установление контроля над ресурсами и над рождаемостью. С одной стороны, «золотой миллиард» займется автоконтролем численности собственного населения и перераспределением в его пользу сохраняющихся рабочих мест. С другой стороны, будут предприняты попытки установления контроля за рождаемостью в остальном мире.

Текущий миграционный кризис в Европейском союзе – первая ласточка. Средства передвижения стали настолько доступными, что ни моря, ни горы уже не останавливают тех, кто стремится к лучшей жизни. Но готовы ли гостеприимные европейцы дать ее страждущим за счет значительного ухудшения жизни собственной?#{author}

Когда около полувека назад Франция и Западная Германия начали массово привлекать к себе мигрантов, предполагалось, что те будут задействованы на эффективных производствах, где вследствие демографического провала после Второй мировой войны не будет хватать собственных рабочих рук. То есть на первом этапе действовали логические посылки, характерные для эпохи классического капитализма: больше рабочих рук – больше прибыли для всех.

Потом мигрантов привлекали, чтобы платить им меньше, чем требовало местное население (прямое следствие «социального государства», от которого общественное мнение было не готово отказываться). Это стало подготовительным этапом перед вынесением производств в страны с более дешевой рабочей силой.

Но та первая волна иммиграции пришлась как раз на эпоху, когда Западная Европа возвращалась в условия мальтузианских ограничений, что стало ощутимо уже на протяжении двух–трех десятилетий.

Сегодня среди местного населения европейских стран уже наблюдается огромная безработица: занять мигрантов нечем (тем более многие из них едут в Европу не для того, чтобы работать). Пирог перестал расти – мальтузианские ограничения полноценно вступили в свои права.

К тому же после выноса производств из Европы иммигранты и их потомки все равно остались, что вызвало перекос на рынке труда.

Стоит ли на этом фоне удивляться возникновению пояса нестабильности от марокканской границы на западе до индо-пакистанской границы на востоке? Полоса кровавых междоусобиц стала преградой на пути еще большего числа беженцев из регионов Африки к югу от Сахары и Южной Азии, где сосредоточено около трети населения планеты, практически поголовно живущего в жутчайшей нищете.

Мир становится гораздо более жестким, чем был еще недавно, и снова начинает подчиняться подзабытой было мальтузианской логике.

Где и в каком качестве в этом новом мире окажется Россия и наш народ? На этот вопрос нам, гражданам России, придется дать ответ – за свое место под солнцем придется бороться, даже когда наше место под солнцем расположено отнюдь не в тропиках.

А борьба за ресурсы по мере усиления мальтузианских ограничений лишь усилится. Ведь в мальтузианской экономике основной источник богатства – расширение контроля за ресурсами.

Антон Любич

https://vz.ru/opinions/2018/9/30/943644.html

В этом году, как и прежде, довелось мне участвовать в проверке экзаменационных работ по обществознанию и истории в рамках ЕГЭ и ОГЭ (9 класс).  Действо это проходит во время моего отпуска, но работа оплачивается по количеству проверенных работ.

Прежде чем перейти к освещению темы, мне бы хотелось объяснить читателям саму структуру экзаменационных работ, так как очень часто встречаю абсолютно некомпетентные мнения в сети. Например, небезызвестный  журналист,  К.Сёмин,  в своём фильме о «деградации образования» в России, как истину о структуре работы и заданиях в ней, цитирует мнение некого учителя истории, который увидев такие вопросы, ушел со школы. Десять лет назад. Но за это время, сама работа, требования к знаниям и навыкам выпускников изменилось в корне. Абсолютно изменилась и структура экзаменационной работы. Так называемая «угадай-ка» отсутствует. Любопытствующие могут посетить сайт ФИПИ ( это главный институт, который разрабатывает экзаменационные работы), скачать версию и ознакомится. Кстати, можно скачать и предыдущие варианты, тем самым проследив динамику изменения работ. О том, каких умений и знаний требуют от выпускника смотрите в «Спецификации».

Итак, работа состоит из двух частей. Первая часть проверяется компьютером. Работы сканируются в региональных центрах, сохраняются в общей базе, а через некоторое время приходят оценки. Вторая часть, то есть «развернутые письменные ответы», проверяют эксперты. За несколько месяцев до экзаменов, они проходят специальные курсы, где углубленно изучают кодификаторы, требования к оцениванию, проводят анализ прошедших проверок. По завершении курсов, сдают экзамены по теоретической и практической части он-лайн, на сайте ФИПИ . Сдавшим экзамен, вручается удостоверения эксперта по проверке работ ГИА (Государственной Итоговой Аттестации). Перед самой проверкой проходят вебинары с сотрудниками ФИПИ где разработчики уделяют внимание обсуждению спорных и трудных заданий.

Проверка проходит в специально отведенных аудиториях, под камерами, он-лайн. Каждая работа проверяется два раза, то есть двумя экспертами. Если расхождения между их оценками более 2 баллов, то проверяется третьим. Его оценка окончательна. Затем, оценки первой части, проверенные компьютерной программой централизованно, и второй, проверенной экспертами, соединяются и выдаётся результат.

Но теперь ближе к теме. Самое заметное явление, которое уже после несколько часов проверки стало заметно – вырос общий уровень ответов. Это, в первую очередь, результат целенаправленной подготовки к сдаче экзамена. И тут две причины: а) нужны высокие показатели, для дальнейшего поступления; б) задания построены таким образом, что без специальных дополнительных занятий не сдашь, особенно по истории. Итак, из проверки большинства работ второй части видно, что ребёнок с алгоритмом построения ответа хорошо знаком. Большинство ребят пытается, даже, сделать задание №28 по обществознанию – составить развёрнутый ответ по определённой теме в виде плана, два и более пункта которого должны быть детализированы в подпунктах.  Да, пусть не совсем верно, порой, даже, неправильно, но желание «урвать» хоть один-два бала из четырёх заметно.

Так же из заданием №29 – эссе: пишут, стараясь соблюдать критерии, подобно фигуристам в катании обязательной программы, стремясь показать зачетные прыжки.

Хорошо это или плохо? С позиций знаний и умений это, возможно, прекрасно. Молодые люди пытаются структурировать свои знания, максимально оперировать ими. Но, знаете, друзья, стало скучно. В том же эссе раньше встречались целые романы, можно было узнать многие семейные тайны ученика, за что сидел брат и почему папы порой не бывает дома. Вскрывались подробности тяжелой жизни недоросля, непонимание окружающих и вся подлость мира. Теперь же нет: вот теория, вот материалы СМИ или других наук, вот, что я думаю.  Нет полета. У проверяющих все меньше минут смеха, которые психологически расслабляют от медленной монотонной работы.

Второе. Заносить и выносить с собой листы, не говоря уже о телефонах, запрещено. Гелевые ручки и вода. Да и некогда там записывать «перлы глупости». Но вот, что всё запомнили члены комиссии так это оценка исторической личности и отношение к политическому режиму. Самыми известными  личностями, оказались Гитлер и Сталин. Ну понятно со Сталиным, но откуда так много гитлеров взялось? Поверьте, рассказывать в рамках школьного курса о Гитлере – ну максимум два раза по несколько минут. Значит о нем они узнали «из собственных источников» - вконтактики и пр.

Следующим неожиданным фактом стало отношение учащихся к демократии. Большинство из них ассоциирует демократию с преступностью, коррупцией и несправедливостью. Откуда? Ведь в школьных учебниках, в материалах по подготовке к ЕГЭ демократия предстает как чудесный, передовой вид политического устройства общества. А тут, опа!  В Москве или Питере, в лицеях и прочих 57-х престижных школ подобное писать не будут. А вот на Сахалине пишут. Я уверен, и в Пскове с Астраханью такое пишут. Пугает ребят демократия, однако

Вот этим и хотел я с вами поделится.

Весьма незаурядным, и, как сейчас принято говорить, атмосферным, получился мини-сериал у компании Starz.  Ну во-первых, это первых кинематографический продукт в основе которого лежит одноименное произведение одного из самых интересных и популярных писателя-фантаста Чайна Мьевиль ( China Mieville). Это он,мужчина, восьмикратный лауреат Locus Avard и лауреат Hugo-2010.   Во-вторых, незауряден он уже хотя-бы потому, что снимался в Грузии. По другому и быть не могло, если учесть главную сюжетную нить сериальчика.

Итак, когда-то, после всемирного потопа, появилось некое необычное поселение, разделенное на две части таинственной энергетической стеной. Так образовалось два города — Алкона и Бейжел. Один иммигрантов не пускает: он чист, богат, а жители Бейжела выполняют в нем работу чистильщиков. Бейжел наполнен людьми разных национальностей, там бедно и грязно. В городе Бейжел живет и главный герой — инспектор полиции Берлу, который расследует очередное «таинственное убийство», от которого и начинает закручиваться сюжет.

В сериале есть все то, что нужно, по мнению современных криейторов: мертвая красивая девушка, фишка с разделенными городами, да еще и с третьим невидимым. Неприглядная деятельность американцев, скупающих мерзкими методами новую сырьевую колонию, и таинственная организация «Разлом», о которой все говорят, но никто не видел. Ах, да, еще есть и главный персонаж с несчастной судьбой, страдающий короткими шизофреническими приступами-комбэками, но, как и положено главному герою, хорошо выполняющему свои служебные обязанности. Играет его Дэвид Моррисси, известный мне по роли хитрого садиста легата Авла в сериале «Британика».

Мне же, лично, больше всего понравился в фильме антураж. Антураж бедного Бейжела. Со всей Грузии были собраны вазовские шестерки, Нивы и ГАЗ-24 «Волга», на которых передвигаются голодранцы горожане. Письмо у них албанское, а объявления радио произносит на румынском. Бытовая техника на уровне ламповых телевизоров, видеомагнитофонов «Электроника» и компов под MS-DOS (ну где их можно еще набрать, как не в бывшей советской республике). В Алконе, как нетрудно догадаться, все современно, вплоть до последних моделей БМВ. Пользуются они грузинским письмом, а говорят, вообще, не понятно на каком.

Сделаем вывод: для любителей детективов и нетривиальных примитивных трэшей мини-сериал будет приятным для отдыха. В особый восторг не приведет, но не разочарует и впечатление оставит.
Не знаю почему многие с некие политологи со скепсисом, некие со смехом отнеслись к весьма интересному заявлению официального представителя Государственного департамента США Хизер Нойерт: "Мы требуем, чтобы Россия и другие злонамеренные субъекты немедленно прекратили безответственное поведение - попытки кампании, направленной на ослабление Америки и подрыва нашего образа жизни путем сталкивания людей друг с другом".
А ничего смешного здесь нет, господа. Тут еже должен быть слышен отдаленный шепот того холодного ветерка, который проносит вдоль спины снизу вверх, вызывая тревогу перед незнанием будущего. А это, господа, только начало.
Сейчас "попытки подрыва нашего образа жизни", в следующем году "они подрывают наш образ жизни", через два года "они хотят уничтожить наш образ жизни", ну а через три " мы не дадим им возможность подорвать наш образ жизни и должны их уничтожить." Готовьтесь. Нас уже даже не предупреждают. Нам прямо говорят.
Впрочем. Могут быть и не года. Во время кризисов события имеют свойство убыстряться.
Вот такие заявления, малята.
Виктория Никифорова

Диктат леволибералов в вузах США и Британии принял характер террора. Профессоров увольняют, приглашенных лекторов изгоняют, кампусы зачищают от любых альтернативных точек зрения, а студенты живут в постоянном страхе перед доносами. Социологи называют их «поколением снежинок» и предлагают смириться – дальше будет только хуже. Ждет ли нечто подобное Россию?

Обучение в английских и американских университетах иногда еще кажется престижным среднему классу развивающихся стран. На деле жизнь студентов в последние годы неуклонно менялась к худшему. Рост цен на высшее образование вынуждает учащихся или голодать, или подрабатывать где угодно, вплоть до сферы секс-услуг, или брать кредиты без явной перспективы по ним расплатиться. Рынок вакансий для выпускников вузов (в первую очередь, гуманитариев) постоянно сужается: в современной Британии менее половины обладателей университетского диплома работают по специальности.

А в последние годы к числу особо острых проблем добавилась и жесточайшая цензура внутри вузов. И нужно подчеркнуть, что в предельно жесткие рамки учащиеся загнали себя сами.

Студенческие городки стран Запада веками позиционировались как царство свободы слова, но теперь выглядят как оруэлловское государство, где за нарушение правил еретику грозят бан, бойкот и даже исключение. Правила эти разрабатываются левыми активистами и представляют собой предельно радикальный извод политкорректности.

Read more...Collapse )

Оригинал взят у sablin в Работники Высшей Школы Экономики попали в эпицентр гомосексуального скандала
В интернет попала видеозапись пикантного содержания, на которой запечатлены сексуальные утехи научного руководителя Института образования НИУ "Высшая школа экономики" Исака Фрумина со своим подчиненным, руководителем отдела маркетинга Института образования НИУ ВШЭ Максимом Петровым.



Read more...Collapse )

Оригинал взят у niramas в Спасибо, генерал Грэйвс!
Генерал-майор Уильям Сидней Грэйвс (William Sidney Graves, 1865—1940) командовал экспедиционным корпусом армии США в Сибири в 1918—1920 годах. Выйдя на пенсию, генерал — честный американский вояка, для которого интересы своей страны и своих людей стояли превыше всего остального — написал книжку «America's Siberian Adventure (1918—1920)». Её у нас даже издавали — в 1932 году, тиражом 5000 экз. С тех пор её часто вспоминают и иногда цитируют по кусочкам, но в целом виде на русском языке найти её я так и не смог; а чтение — преинтересное.

Особенно с учётом сегодняшнего дня.

Посему я решил собрать подборку самых познавательных моментов из книги. Перевод мой, возможно, неидеальный; буду по мере сил и желания его допиливать. Оригинальный текст цитат при желании вы найдёте в моём англоязычном блоге; если захотите что-то уточнить или поправить — you are welcome. Полный текст сибирских воспоминаний уважаемого генерала лежит здесь.

Какое же счастье, что наши революционные прадеды устояли, не сдались и победили, не допустили победы белых в Гражданской войне вообще и пресловутого адмирала в частности. Счастье для всех; даже и для тех, что ныне глубокомысленно вещает о победе "краснопузых хамов" и "еврейских комиссаров", тоскуя по хрусту французской булки.

* * *
Адмирал Колчак окружил себя бывшими царскими чиновниками, а поскольку крестьяне не хотели брать в руки оружие и жертвовать своими жизнями ради возвращения этих людей к власти, их избивали, пороли кнутами и хладнокровно убивали тысячами, после чего мир и называл их «большевиками». В Сибири слово «большевик» означает человека, который ни словом, ни делом не поддерживает возвращение к власти в России представителей самодержавия.

* * *
Солдаты Семёнова и Калмыкова под защитой японских войск бродили по стране как дикие звери, убивая и грабя людей; при желании Японии эти убийства могли бы прекратиться за день. Если по поводу этих жестоких убийств возникали вопросы, в ответ говорилось, что убитые были большевиками, и это объяснение, очевидно, вполне устраивало мир. Условия в Восточной Сибири были ужасными, и там не было ничего дешевле человеческой жизни.

Там совершались ужасные убийства, но совершались не большевиками, как думает мир. Буду далёк от всякого преувеличения, если скажу, что на каждого убитого большевиками в Восточной Сибири приходится сто убитых антибольшевиками.
Прочитать полностью.Collapse )

* * *
Генерал Нокс служил в России военным атташе при царском режиме. Он мог говорить по-русски и несомненно думал, что понимает русских. Он, вероятно, понимал характер и особенности тех русских, с которыми был связан в Петрограде, но я не могу поверить, что он понял чаяния огромной массы русского народа. Если бы он понимал этих людей, он, вероятно, не стал бы думать — а он, очевидно, думал именно так, — что российские крестьяне и рабочие возьмутся за оружие и станут бороться за то, чтобы привести к власти сторонников Колчака, совершавших такие злодеяния против тех людей, у кого искали военной поддержки. Генерал Нокс поделился со мной своей мыслью: «бедные русские были просто свиньи».

Лично я никогда не думал, что у Колчака был хоть какой-то шанс установить правительство в Сибири, но вера Нокса и подобных ему в то, что народные массы были свиньями, и обращаться с ними можно было как со свиньями, ускорила падение Колчака.



Если мой пост вам понравился, вы можете поблагодарить меня за мой труд любым доступным способом.






Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner